Министерство обороны США (Пентагон)
US Department of Defense (DoD)

Компания

Государственные и социальные структуры
С 1947 года
США
Вашингтон
1400 Пентагон DC 20301-1400

(703) 571-3343
(703) 697-5131
www.defense.gov


Содержание

100px

Персоны (3)

Сотрудники компании, известные TAdviser. Добавить персону можно здесь.

ФИОГородДолжность
Линн Уильям Дж. (William J. Lynn)Заместитель министра
Такаи Тери (Teri Takai)ИТ-директор (CIO)
Шмидт ЭрикВашингтон

Продукты (1)

Продукты (ит-системы) данного вендора. Добавить продукт можно здесь.

ПродуктТехнологияКол-во проектов
Perdix0

ИТ-паспорт (10)

Список известных внедрений ит-систем в компании. Добавить проект.

СТАТЬИ (7) НОВОСТИ (74)

Активы

Конечные собственники компании и их активы

+ Министерство обороны США (Пентагон)

Подведомственные организации

Бюджет

Бюджет министерства обороны США на 2011 составляет $708 миллиардов, включая текущие расходы на ведение боевых действий, что составляет примерно 4,7 % ВВП США[1].

Использование информационных технологий

2016

Использование ПО с открытым кодом

Аналитики Центра новой американской безопасности (Center for a New American Security, CNAS) в конце августа 2016 года выпустили доклад об использовании программного обеспечения с открытым кодом в Минобороны США. В нем эксперты оценивают текущий уровень использования открытого ПО в ведомстве и рекомендуют ему больше инвестировать в такой софт. Подробности - в отдельной статье:

Использование чипов зарубежного производства

Министерство обороны Соединенных Штатов начинает закупать чипы зарубежного производства. Об этом сообщает The Wall Street Journal со ссылкой на Андре Гаджера (Andre Gudger), заместителя помощника государственного секретаря Пентагона по производственной и промышленной политики.

По его словам, Минобороны США заключило семилетний контракт с Globalfoundries, одним из четырех крупнейших контрактных производителей чипов. Условия соглашения не раскрываются, но известно, что компания будет поставлять микросхемы для разведывательных спутников, ракетного оружия и боевых самолетов. Подробнее здесь.

2015: ИТ-директор Пентагона: мы покупаем доверие Кремниевой долины за $36,8 млрд в год

В конце октября 2015 года директор по информационным технологиям Министерства обороны США (Department of Defense, DOD) Терри Хэлворсен (Terry Halvorsen) дал интервью изданию The Christian Science Monitor, в ходе которого рассказал об отсутствии доверительных отношений между властями страны и ИТ-компаниями, а также способе преодоления этой проблемы.

По словам Хэлворсена, привлекательность государственных контрактов может преодолеть дефицит доверия, который сложился в отношениях между Вашингтоном и Кремниевой долиной.

ИТ-директор Пентагона Терри Хэлворсен рассказал об отсутствии доверительных отношений между властями страны и ИТ-компаниями, а также способе преодоления этой проблемы
«Что касается партнеров, у нас нет большой проблемы с доверием по одной простой причине – мы тратим $36,8 млрд в год на покупку большей части этого потенциального доверия», — заявил ИТ-директор Пентагона.

Взаимоотношения американских технологических компаний и правительства осложнились после того, как бывший сотрудник американских спецслужб Эдвард Сноуден (Edward Snowden) рассказал о незаконной слежке, которую ведет Агентство национальной безопасности США, используя, в частности, ИТ-оборудование местных производителей, таких как Cisco, Dell и др. Ситуация обострилась в 2015 году, когда власти страны призвали ИТ-компании открыть доступ к своим зашифрованным устройствам, что вызвало волну возмущений на рынке.

В целях сближения с Кремниевой долиной Минобороны США открыло там свое представительство — Defense Innovation Unit Experimental. Целью этого подразделения является разработка и поиск новых продвинутых технологий, а также укрепление сотрудничества и установление новых партнерских связей в технологической индустрии. Этот проект создан для того, чтобы учиться у Кремниевой долины, а не учить ее вести бизнес, отметил Терри Хэлворсен.[2]

2013

Провал нескольких крупных ИТ-проектов

В апреле 2013 года контролирующие органы правительства США заявили, что около половины из 14 находящихся в настоящий момент в стадии реализации ИТ проектов в военной отрасли вышил за рамки бюджета, а более половины – за установленные временные рамки.

К таким результатам привела проверка ведомства под названием Government Accountability Office (GAO)[3], в ходе которой были проанализированы 14 из 48 проектов по созданию так называемых MAIS (major automated information systems – ключевых автоматизированных информационных систем), реализуемых Министерством обороны США. В 2011 году на эти проекты было израсходовано $5,6 млрд из общего ИТ бюджета военного ведомства, который составил $36,6 млрд. По данным GAO, общая стоимость этих проектов может составить $378 млрд.

9 из 14 упомянутых проектов, говорится в отчете, по совокупной оценке предполагаемых издержек окажутся в итоге несколько дешевле. Здесь сыграло свою роль уменьшение стоимости контрактов, а также другие факторы, включая сокращение бюджета, выделяемого государством на автоматизацию, и трансформацию расходов за счет использования других программ.

Между тем, в ряде проектов наблюдаются серьезные трудности. Например, только совсем недавно была установлено окончательно стоимость ERP-проекта в ВВС США ($1,4 млрд), причем это удалось сделать только после 9 лет реализации проекта и того, как $334 млн уже было потрачено, утверждает GAO.

Остальные 5 из 14 проектов, инспектированных в ходе проверки GAO, показали удорожание совокупной стоимости внедрения на порядок от 3% до 578%, говорится в отчете. Последнее увеличение бюджета проекта отмечено в ходе внедрения системы в Военно-морском флоте, где от изначально предполагаемых $347 млн бюджет проекта «раздулся» до $2,4 млрд к сентябрю 2012 года. «Официальные лица объяснили это увеличение подключением к проекту дополнительно двух командований и центров поддержки, что повлекло за собой создание дополнительных систем», - говорится в документе.

Другой отрицательный пример: ВВС США полностью отказались от создания автоматизированной экспедиционной системы (Expeditionary Combat Support System) из-за сложностей в ходе проекта после того, как стоимость проекта выросла с $3 млрд в 2005 году до $3,2 млрд к февралю 2011 года.

Кроме того, только 5 из 14 MAIS систем внедряются согласно установленному расписанию, тогда как остальные отстают от графиков на сроки от нескольких месяцев до 10 лет. В общей сложности только в 3 из 14 проектов удалось выдержать намеченные сроки и остаться в рамках определенных заранее расходов, при этом добившись намеченных результатов. Тем не менее, даже эти проекты «вызывают ряд вопросов касательно эффективности и управления рисками на разных уровнях», считают в GAO.

Ранее законодательные власти США уже делали заявление, что около 25% из госбюджета на ИТ США, который ежегодно равняется порядка $80 млрд, расходуется впустую.

Контракт с Microsoft на $617 млн

Министерство обороны США намерено сэкономить более $100 млн в год в рамках трехлетнего лицензионного соглашения, подписанного с Microsoft и вступившего в силу начиная с января 2013 года.

Согласно его условиям, Армия, ВВС США и Агентство по оборонным информационным системам (DISA) получат 2 млн пользовательских лицензий и официальную поддержку Microsoft, говорится в официальном заявлении ведомства.

Сумма контракта составила около $617 млн. Экономия ВВС США, благодаря удачным условиям контракта, составит порядка $50 млн в год, а экономия Армии США – порядка $70 млн ежегодно. Экономия DISA составит порядка 10% на весь срок действия договора. Подробнее здесь.

2012

Мобильная стратегия

Министерство обороны США в июне 2012 года обнародовало[4] стратегию использования коммерческих мобильных устройств и мобильных приложений, в которой подробно описываются цели такого использования и дальнейшие шаги министерства в этой области.

Как следует из стратегии, в своей работе военное ведомство планирует весьма широко использовать коммерческие смартфоны и планшеты во всех своих подразделениях. Тремя главными задачами на данном этапе станут повышение эффективности беспроводной инфраструктуры, проникновения мобильных устройств и более активное использование мобильных приложений.

Как пишет ИТ-директор Министерства обороны Тери Такаи (Teri Takai) в документе, «сотрудники министерства становятся все более мобильны, а использование более широкого спектра устройств открывает беспрецедентные возможности для повышения операционной эффективности ведомства».

В документе также говорится, что большое число мобильных продуктов будут протестированы в ходе реализации программы, но конкретные названия моделей устройств и операционных систем не называются. В американской армии уже используется порядка 250 тыс. коммерческих мобильных устройств, включая тысячи устройств на Apple iOS и Android.

Вопросы безопасности использования мобильных технологий станут ключевыми для таких подразделений как Военно-воздушные силы (ВВС), армии и морской пехоты, которые, согласно документу, должны задействовать их в своих операциях более активно. Пентагон будет стремиться к разработке и внедрению соответствующих стандартов, в том числе должны быть решены вопросы регламентироваться использования портативных устройств на рабочем месте и за его пределами.

Для оптимизации обслуживания растущего парка мобильных устройств военное ведомство планирует создать специальных внутренний сервис, который будет заниматься регистрацией устройств, обеспечивать соблюдение политик безопасности, «беспроводной» поставкой софта на устройства (с помощью облачных технологий и централизованного хостинга), а также контролем за соблюдение лицензионных правили.

В результате военные США намерены создать инфраструктуру, объединяющую миллионы мобильных устройств и сотни приложений. Отдельное важное место в новой стратегии уделено расширению использующегося в настоящий момент частотного спектра, а также использованию стандартов беспроводной связи Wi-Fi и 4G.

Срыв ERP-проектов на сумму $10 млрд

Министерство обороны США продолжает испытывать трудности с инициированными ведомством ИТ-проектами. В конце 2012 года стало известно, что Военно-воздушные силы (ВВС) США приняли решение отказаться от ERP системы на платформе Oracle, создание которой обошлось государству в $1 млрд.

В феврале 2013 года официально были обнаружены проблемы и в реализации других проектов на сумму $10,1 млрд. Аудиторы признали целый ряд ERP проектов находящимися под угрозой срыва из-за выхода за установленные календарные рамки, главной же причиной они назвали неверное планирование и проблемы менеджмента.

Всего военные, как уже было сказано выше, планировали потратить на внедрение ERP систем более $10 млрд, но стратегический план внедрений, разработанный в феврале 2011 года, «не включал подробного графика их развертываний и критериев оценки эффективности», гласят результаты внутренней проверки, выполненной генеральной инспекцией Минобороны США (The Department of Defense Inspector General[5]). Подробнее здесь.

Кибервойны

2016

Из 31 тысячи кибератак в 2016 году только 16 «несли серьезную угрозу»

Из 31 тыс. кибератак, которые были направлены на госведомства и инфраструктуру США, лишь 16 «несли серьезную угрозу». Основная причина уязвимости, которая озвучена в исследовании Пентагона, – слабые места в системах управления и информации как гражданских, так и военных структур. Американские эксперты считают, что эту незащищенность используют в качестве мишени для кибератак не только Россия и Китай, но и такие страны, как Северная Корея и Иран[6].

В докладе научного совета минобороны США названы три основные проблемы, с которыми сталкивается Пентагон во время мероприятий по киберсдерживанию. Первая из них – колоссальные возможности России и Китая, из-за которых подвергается опасности критическая инфраструктура страны. Второй проблемой является увеличивающийся с каждым годом потенциал региональных государств, которые также могут направлять кибератаки на Америку. В качестве третьей проблемы называются негосударственные организации, кибервоздействие которых не столь ощутимо, но носит накопительный характер.

Американские эксперты отмечают, что в компьютерных сетях страны присутствует шпионское ПО – это такие программы, как Havex и BlackEnergy, которые, по их мнению, возможно имеют отношение к кибератакам на промышленные системы управления. Якобы с помощью последней в Украине в конце 2015 года была взломана система управления электроподстанций.

Запрос $6,8 млрд на 2017 год для проведения киберопераций

18 октября 2016 стало известно о подготовке бюджетом США расходов на ИБ в 2017 году на $5 млрд больше, чем в 2016 году. Минобороны запросило $6,8 млрд на кибероперации специально созданной группы.

Пентагон попросил о выделении $6,8 млрд на 2017 год для проведения киберопераций, сообщило агентство Bloomberg. Операции в киберпространстве возложены на группу Cyber Mission Force.

Группа действует под контролем Кибернетического командования США. Личный состав Cyber Mission Force ~5 тыс. человек. Задачи группы: повышение уровня безопасности военных компьютерных сетей США и кибератаки на террористические организации[7].

« Группа достигла начальной оперативной готовности. 133 команды удовлетворительно тренированы и экипированы, однако их готовность к работе не означает немедленного начала кибератак против кого бы то ни было.

Дэниел Кинг (Daniel King), представитель Кибернетического командования, полковник
»

Полной оперативной готовности Cyber Mission Force должна достичь в 2018 году. К тому времени ее численность возрастет на 1200 человек.

« Cyber Mission Force сосредоточит усилия на самых приоритетных направлениях, таких, как Россия, Китай, Иран и террористические группировки, в том числе Исламское государство. Раньше правительственные кибероперации проводились разобщенно – их по отдельности курировали АНБ, Кибернетическое командование и различные военные ведомства. Теперь такие операции будут проводиться централизовано и с минимумом бюрократических процедур.

Боб Стасио (Bob Stasio), в прошлом оперативный директор Центра киберопераций АНБ
»

Президент Обама в процессе формирования бюджета на 2016 год предлагал выделить на кибербезопасность $14 млрд, что было на $1 млрд больше, чем на 2015 год. В свете запланированного, повышение на $5 млрд в 2017 году значительно.

  • $3,1 млрд из выделенных $19 млрд - модернизация компьютерного оборудования в федеральных агентствах.
  • $62 млн - привлечение высококлассных ИБ-специалистов для сотрудничества с правительством.

Причина роста расходов на информационную безопасность – ряд крупных кибератак, которым США подверглись в 2016 году, в том числе взлом серверов Демократической партии США в июне 2016 году. Вопрос - будет ли бюджет, предложенный президентом, одобрен Конгрессом, где на октябрь 2016 года главенствуют республиканцы, открыт.

Одновременно с увеличением ИБ-бюджета Белый дом огласил план формирования специальной президентской комиссии, последующие 10 лет она будет заниматься укреплением кибербезопасности. Администрация планирует создать должность федерального директора по вопросам информационной безопасности. Барак Обама подписал указ о создании постоянного Федерального совета по вопросам приватности, которому предстоит разработать руководство по сбору и хранению персональных данных.

Глава Amazon стал официальным консультантом Пентагона

В 2016 году глава Amazon и один из ведущих инноваторов США Джефф Безос вошел в состав Консультативного совета по инновациям в оборонной сфере при Министерстве обороны США. Вместе с коллегами, в числе которых есть и Эрик Шмидт, он будет заниматься изучением возможностей и перспектив применения в оборонке технологий из частного сектора[8].

Помимо Безоса, новым членом совета стали астрофизик и телеведущий Нил Деграсс Тайсон (Neil deGrasse Tyson) и Дженнифер Палка (Jennifer Pahlka), которая основала организацию Code for America для борьбы с цифровым неравенством между частным и государственным секторами.

Консультативный совет был создан в марте 2016 г. Он состоит из 15 человек, представителей частных технологических компаний, университетов и школ. Задача совета — трансфер технологий и технологических практик из частного сектора в государственный, а именно в оборонную сферу.

Назначение Эрика Шмидта главой совета по инновациям Пентагона

2 марта 2016 года стало известно о назначении Эрика Шмидта главой совета по инновациям Пентагона. Бывший генеральный директор Google начал руководить структурой, специализирующейся на консультировании руководства Министерства обороны США по новым технологическим разработкам.

Основная статья: Персона:Шмидт_Эрик

2015

Призыв вкладывать деньги в кибервойну с Россией и Китаем

В сентябре 2015 года министр обороны США Эштон Картер призвал[9] американское сообщество инвестировать в кибервойну с Россией и Китаем. Он отметил, что вследствие быстрого технологического развития этих государств США начинают терять позиции в сфере вооружений различного плана.

Заявление Картер сделал на конференции, спонсированной Агентством передовых оборонных исследовательских проектов (DARPA), входящим в состав Минобороны США. По словам Картера, указанные инвестиции необходимы вследствие быстрого технологического развития Китая и России, которое ведет к снижению конкурентоспособности США в военной сфере.

План найма 3 тысяч хакеров

В 2015 году Пентагон начал агрессивную политику найма «кибервоинов» и направил в управление кадров запрос на разрешение нанять как минимум три тысячи хакеров, сообщает The Fiscal Times. Это должно помочь Минобороны США противостоять атакам, целью которых, по официальным данным, министерство становится ежедневно.

Кандидаты, среди прочего, должны обладать «уникальными навыками в области кибербезопасности и знаниями для оценки киберрисков, а также анализа зловредного ПО и уязвимостей». «Нам нужны «белые» хакеры, чтобы защитить наши системы от «чёрных», — «переводит»[10] описание вакансии издание.

Исследование, недавно проведенное Счетной палатой США, показало огромный разрыв в квалификации госслужащих, работающих в сфере кибербезопасности, IT и инженерии, и специалистов из частного сектора. Хотя Пентагон осознает это и пытается изменить ситуацию, власти указывают, что бюджет не позволяет государству полноценно конкурировать с бизнесом в охоте за талантами, поясняет издание.

2014

Учреждение медали "за хакерские заслуги"

Американские власти будут награждать медалью солдат армии, принимающих участие в кибер-войнах и проявивших себя на службе. Об учреждении новой награды сообщается на официальном сайте Министерства обороны США.

«Новые возможности, которыми располагают американские военнослужащие, позволяют им сражаться с врагом и менять ход битвы, находясь в удаленной точке, - заявил министр обороны Леон Панетта (Leon Panetta). - К сожалению, не существовало наград, которые такие люди могли бы получить за свои заслуги».

«Новая медаль является нашим признанием выдающихся достижений, которые оказали прямое влияние на ход событий, но не включают проявление мужества и не связаны с жизненным риском, которые присущи реальному бою», - пояснил Панетта.

«Появление новой награды говорит об изменениях принципов военных действий», - отметил генерал американской армии Мартин Демпси (Martin Dempsey), председатель комитета начальников штабов при Министре обороны.

С развитием технологий кибер-нападения следующий «Перл-Харбор» может случиться в виртуальном пространстве, считает Панетта.

Помимо участников боевых действий в кибер-пространстве, новую медаль смогут получить командующие беспилотными военными летательными аппаратами, беспилотными подводными плавательными аппаратами и служащие войск противоракетной обороты.

Одним из примеров людей, удостоенных новой награды, может быть оператор на военной базе в штате Невада, управляющий воздушным беспилотником в Афганистане. Другим примером может служить солдат форта в штате Мэриленд, который сумел обнаружить и предотвратить кибер-атаки на вычислительную сеть Министерства обороны, отметили в пресс-службе министерства.

Каждую награду Distinguished Warfare Medal будет одобрять лично министр обороны. При этом сам Леон Панетта вскоре уйдет на пенсию, поэтому данная обязанность перейдет к его преемнику. В последний раз новая награда, предназначенная для американских военнослужащих, принимающих участие в боях, была учреждена в 1944 г. Ею стала Бронзовая звезда, которая выдается за храбрость и героизм на поле боя.

Новая награда будет иметь чуть более высокий ранг по сравнению с Бронзовой звездой, но меньший, чем Серебряная звезда, сообщает Associated Press.

Напомним, что США первыми создали кибер-войска. В 2009 г. о необходимости создания такого подразделения американской армии объявил генерал-лейтенант Кит Александер (Keith Alexander). На днях президент Америки Барак Обама (Barack Obama) подписал указ, согласно которому инфраструктурные компании и спецслужбы будут обмениваться информацией о киберугрозах, а также будут разработаны национальные стандарты кибербезопасности.

Бюджет киберкомандования увеличился более, чем вдвое

Власти США в 2014 г. потратят на нужды киберкомандования Министерства обороны $447 млн., что в 2,3 раза больше по сравнению со $191 млн, потраченными в 2013 г[11].

О новом бюджете киберкомандования сообщало издание Nextgov со ссылкой на официальные документы, опубликованные Комиссией по бюджетным ассигнованиям США. Как пояснили изданию Nextgov в Минооброны, рост расходов киберкомандования главным образом связан с увеличением штата подразделения. По состоянию на март 2013 г. в него входило около 830 сотрудников. Согласно же принятой властями программе, до 2016 г. штат киберподразделения планируется увеличивать на 2 тыс. сотрудников ежегодно.

Кибервойска США занимаются выявлением и блокированием угроз, исходящих из иностранных государств, затрагивающих военные и промышленные вычислительные сети. Среди их задач - защита от хакерских атак коммунальной и социальной инфраструктур государства.

По данным Министерства внутренней безопасности, в 2012 г. количество сообщений о кибератаках на американские вычислительные сети возросло примерно до 153 тыс., или, по сравнению с 2011 г., выросло на 42%.

Одновременно возрастут расходы США на киберзащиту в рамках бюджета Министерства внутренней безопасности. По этой статье в 2014 г. будет выделено $792 млн, что на $35,5 млн больше по сравнению с 2013 г.

Таким образом, Пентагон и Министерство внутренней безопасности США потратят на кибератаки и киберзащиту в 2014 г. в общей сложности свыше $1,2 млрд , или примерно на 30% больше по сравнению с $948 млн в 2013 г. Впрочем, оба ведомственных бюджета еще нуждаются в одобрении Сената.

Примечания