СМ. ТАКЖЕ (2)

Содержание

Сурков Владислав Юрьевич

Родился 21 сентября 1964. Российский государственный деятель, автор концепции суверенной демократии. До мая 2013 г. - заместитель председателя правительства РФ - руководителя Аппарата правительства.

Происхождение, ранние годы

Доподлинное место рождения Владислава Суркова неясно. По данным сайта президента России, Владислав Сурков родился в селе Солнцево Липецкой области. По другим данным — в селе Дуба-Юрт Чечено-Ингушской Автономной Республики. В интервью журналу Der Spiegel Сурков заявил, что он первые пять лет прожил в Чечне, а его отец — чеченец.

«Я с гордостью всем говорю о том, что пусть наполовину, но я принадлежу к этому выдающемуся, красивому, очень сильному и известному в мире народу (Сурков Владислав Юрьевич)».

Мать — Суркова Зоя Антоновна, 31 мая 1935 года рождения, приехала в Дуба-Юрт в 1959 году по распределению после окончания Липецкого педагогического института на работу в дуба-юртскую школу.

Отец — Дудаев Андарбек Данильбекович, по некоторым данным, как и мать тоже работал учителем в дуба-юртской школе.

Как предполагают журналисты некоторых изданий, имя Владислава Суркова при рождении — Дудаев Асламбек Андарбекович. Согласно же расследованию газеты «Известия», при поступлении в школу и институт он именовался Владислав Юрьевич Сурков и на то же имя получил паспорт, из чего автор статьи в «Известиях» делает вывод, что у Суркова всегда были эти имя, отчество и фамилия.

После развода родителей в возрасте пяти лет остался с матерью и переехал в город Скопин Рязанской области.

Образование

Окончил среднюю школу № 1 города Скопин Рязанской области.

Учился в Московском институте стали и сплавов (МИСиС) в 1982—1983 годах и три года — в Московском институте культуры на факультете режиссуры массовых театрализованных представлений, но не окончил эти вузы.

В конце 1990-х годов окончил Международный университет в Москве. Магистр экономических наук.

Свободно владеет английским языком.

Биография

  • В 1983—1985 годах Сурков служил в Советской армии, в одной из артиллерийских частей Южной группы войск в Венгрии. В интервью программе «Вести недели», выходящей на телеканале «Россия», 12 ноября 2006 года министр обороны России Сергей Иванов сообщил, что готов раскрыть телезрителям «секрет»: Сурков, как и полпред президента в Южном федеральном округе Дмитрий Козак, срочную службу проходил в спецназе Главного разведывательного управления.

  • В 1987 году возглавил рекламный отдел Центра межотраслевых научно-технических программ (Центр возглавлял Михаил Ходорковский) — Фонда молодежной инициативы при Фрунзенском райкоме ВЛКСМ[12].

  • В 1988 году возглавлял агентство рыночных коммуникаций «Метапресс».

  • В 1992 году — президент, вице-президент Российской ассоциации рекламодателей.

  • В 1991—1996 годах занимал руководящие должности в Объединении кредитно-финансовых предприятий «Менатеп», (которое в то время возглавлял Михаил Ходорковский), в дальнейшем — банка «Менатеп».

  • В 1996—1997 годах — заместитель руководителя, руководитель Департамента по связям с общественностью ЗАО «Роспром»; первый заместитель председателя Совета Коммерческого инновационного банка «Альфа-банк».

  • В 1998—1999 годах — первый заместитель генерального директора, директор по связям с общественностью ОАО «Общественное российское телевидение».

  • В 1999 году — помощник руководителя Администрации Президента Российской Федерации (Волошина).

  • С августа 1999 года — заместитель руководителя Администрации Президента Российской Федерации. Считается одним из создателей и идеологов партии «Единая Россия».

  • С марта 2004 года — заместитель руководителя Администрации Президента Российской Федерации — помощник Президента Российской Федерации.

  • В августе 2004 года вошёл в совет директоров ОАО «АК Транснефтепродукт», в сентябре того же года — избран председателем совета директоров компании.

  • Один из вдохновителей проектов «Идущие вместе» (2000) и движения «Наши» (2005 год).

  • С 15 мая 2008 года — первый заместитель руководителя администрации Президента Российской Федерации.

Выдержки из статьи писателя Александра Дугина об итогах работы Суркова в администрации президента РФ[1]:

Сам Путин, каким он явился в истории, к Суркову лично отношения не имел и ничем ему обязан не был. Путин был членом команды Ельцина и окружавших его олигархов, среди которых Сурков занимал второстепенное положение – ловкого менеджера, не более того. Будучи подручным Волошина, Сурков занимался в Администрации Президента кураторством Думы – как и ранее, когда он работал на «Менатепе» или «Альфа-группе», обеспечивая олигархическим группам депутатскую поддержку. Даже если Путину это до сих пор безразлично, без Суркова он удержать всю идеологическую систему в состоянии полной бессмысленности, подлога и симулякра просто не сможет. Сурков – явление индивидуальное.

Рост влияния Суркова пришелся на путинский период и неуклонно возрастал вплоть до 2011 года. В России в 2000-е годы Сурков практически единолично курировал следующие направления:

1. Идеологию (как власти, так и оппозиции, включая разнообразный веер симуляций-однодневок, открываемых и закрываемых Кремлем на всех этапах многократно).

2. Политику (устанавливая, что является мэйнстримом, а что маргиналитетом, вплоть до того, какие партии проходят, какие не проходят, а какие вообще не доходят до выборов, и кто какой процент голосов получает).

3. Информационное поле (определяя всю структуру политического вещания основных национальных СМИ, за которыми жестко следовали СМИ региональные).

4. Общество и культуру (в смысле вывода на авансцену или, напротив, сдерживания и дискредитации тех фигур, которые были призваны представлять – или не представлять – «российское общество» – для этой цели Сурков создал и курировал Общественную палату).

При этом именно он и только он во всем российском политическом истэблишменте понимал, как вся эта модель функционирует, как она управляется, и какой индекс приписан каждому мало-мальски известному политическому, идеологическому, общественному или культурному деятелю. Это была функция не просто кукловода, но демиурга. Сурков создал российскую политическую систему 2000-х годов, и он ей практически единолично суверенно правил. Он всецело контролировал то, что философы называют «дискурсом», то есть структурой и алгоритмом всего спектра допустимых политических высказываний, которые по воле Суркова попадали в ту или иную категорию – приемлемых, ограниченных, маргинальных или запрещенных. Эти градации устанавливал и обосновывал тоже он сам – с опорой на свои индивидуальные предпочтения.

При этом он делал это не от своего имени (у него не было и нет для этого ни имени, ни позиции), но от лица высшей власти, то есть от лица Путина и воплощенного в нем политического устройства России. Он идеально угадал специфику российской политической психологии: массы примут все, что угодно, но только «от лица царя». Но как соотнести этот народный монархизм, авторитаризм снизу, с формальными нормативами демократии? Эту дилемму мог решить только Сурков - и он ее решил.

На практике он обеспечил Путину власть на три срока (включая сдерживание Медведева) и возврат в марте 2012 еще на 12 лет. Вот и ответ на загадку: почему Путин его терпел столько времени и позволял ему делать в российской политике и идеологии практически все, что захочется. Он был полезен, эффективен, технологичен. Как? Какой ценой? Какими методами? И куда он гнул? - все это было второстепенно и несущественно. Главное - «это работало». Прагматичный Путин ставил задачи и получил результат. Все остальное не имело значения. Прямые оппоненты Путина убирались и репрессировались, внутренняя фронда распылялась, конкуренты и возможные альтернативы зачищались и дискредитировались, будучи отправлены в небытие или на периферию. Все работало как часы. Неудивительно, что любой голос, раздававшийся против Суркова от лица сторонников Путина, игнорировался – тем более, если Суркова критиковала оппозиция.

В такой ситуации любой проект, отправляемый Путину, если он касался одной из четырех выше обозначенных позиций, либо попадал Суркову, либо летел в корзину для мусора.

Больше всего он любил стратегию микса, в духе парадоксальных сочетаний: либералов-западников он старался перековать в державников, олигархов – в социалистов, маргиналов – в уважаемых выразителей мэйнстримной позиции, патриотов – в демократов… Но только так, чтобы старая идентичность была подорвана, а новая не укоренилась.

Когда какой-то визави Суркова сдавался под напором угроз и посулов, это доставляло ему наслаждение. «Нет не продающихся людей», – был убежден он, – «вопрос только в цене и в компетентности рекламного агента». Те, кто не поддавались на эту стратегию, платили большую цену.

Постепенно Сурков полностью централизировал (в своих руках) процесс управления политическими процессами – никто не мог безнаказанно и по собственной воле поддерживать материально какую-то политическую силу, если это не было санкционировано политическим управлением Администрации Президента. Тот, кто с этим был не согласен, мог почувствовать на себе, чего такое неповиновение стоит. Пример Ходорковского красноречив. Конечно, посадка Ходорковского – не инициатива Суркова, но она продемонстрировала, что бывает с теми, кто игнорирует кремлевские правила. А правила эти разработал Сурков. Говорят, Ходорковский до последнего был уверен, что «свой человек в Кремле» не даст его в обиду. У Ходорковского были неверные представления о том, что такое «свой».

Была ли у Суркова альтернатива в российской политической жизни предшествующего 12-летнего цикла? Была. Но только одна – Лондон, то есть Березовский и ЦРУ. Тот, кто не хотел играть по правилам Кремля, был обречен на то, чтобы ехать к Борису Абрамовичу Березовскому. По этому маршруту прошлись многие российские политики – и не только либералы, но и коммунисты, патриоты и националисты. И кое-кто не по одному разу.

Так сложилась модель двух окон: деньги на политику можно было получить только либо у Владислава Юрьевича, либо у Бориса Абрамовича. Формально, подо что именно – не имело значения: и тот, и другой финансировали как либеральные, так и националистические или левацкие проекты. Но оба требовали подчинения и координации, признания правил и соблюдения границ. При этом Сурков защищал путинскую систему, а Березовский ее валил.

Как Сурков смог достичь такого объема единоличной власти? Только в силу того, что Путин качественно и принципиально недооценивает сферу внутренней политики, идеологии, информационного поля, культуры и общества. Путина интересует внешняя политика, большая экономика и энергетический сектор, а также размещение лояльных и проверенных людей на руководящих постах в сфере «реального управления». На эту область Сурков большого влияния не имел, и тут его голос был скорее совещательным. Своей команды у него не было (кроме технических менеджеров), на ключевые посты страны лояльных ему людей он не продвигал, в системе «большого распределения» участвовал весьма незначительно, по остаточному принципу. Министерства отрасли, важнейшие посты, одним словом, «хардвэр» российской государственности был вне его контроля. Но вот «софтвэр»… Это было предоставлено в его ведение.

Область идей, в том числе политических, Путин, видимо, считает чем-то второстепенным и несущественным; здесь он озабочен только одним – чтобы все было «гладко». Сурков это обеспечивал или, по меньшей мере, создавал видимость, что «все гладко». Ценой за «гладкость» было создание такой политической и социально-идеологической системы, которая была понятна только одному человеку в стране – самому Владиславу Суркову. Все остальные знали только ее части. Могу предположить, что ее не понимает и сам Путин. То, что ее не понимает окружение Путина, это абсолютный факт.

И вот такой человек сегодня уходит со своего поста, то есть со своей ключевой позиции. Его новое назначение не имеет никакого веса. Модернизация – содержательная химера, как и все, к чему прикасается Сурков. Но разводки в области экономики, ГЛОНАССа и даже науки не имеют прямого отношения к управлению ключевыми политико-идеологическими и культурно-социальными трендами в жизни страны. Суркова, как функции, как ключевого игрока, как главного менеджера политико-идеологической сферы, больше нет. Всё. Это переворот, конец цикла и настоящая революция. Мы уже сегодня живем в новой России. Это постсурковская Россия.

Все четыре зоны, которые курировал Сурков и которые он организовал и систематизировал в соответствии со своими индивидуальными представлениями, задачами и способностями, отныне остаются почти вакантными. Но на старте перед началом их стремительной и неизбежной эволюции, мы можем описать их как продукты сурковской демиургии, подлежащие трансформации и, скорее всего, распаду. От этих начальных условий, конечно, будет зависеть многое в будущем. Надо понимать, что мы начинаем не с чистого, а с грязного листа. Над этими пятнами Роршаха Сурков как следует потрудился.

Итак, что оставил после себя Сурков в России?

Идеология

Сурков оформил свое понимание идеологии в концепте «суверенной демократии». Содержательно это означает: авторитарное правление (в целях соблюдения национальных интересов – главный из них суверенитет), замаскированное под формальную демократию. То есть диктатура, задрапированная демократическими процедурами, где основные процессы жестко управляются из центра. Павловский, другой пиарщик, которым до определенного времени Сурков прикрывался, называл это «управляемой демократией».

При этом идеологической доминантой тут является либерализм в экономике, сохранение ключевых позиций за крупным частным бизнесом. Но либерализм заканчивается там, где начинается зона национальных интересов и авторитарная модель правления. При этом Сурков категорически не принимал социализма или национализма, будучи убежденным модернистом, западником и апологетом буржуазных ценностей. В этой формуле наличествует патриотизм и либерализм, жестко притянутые друг к другу, вопреки глубинным противоречиям в идеологических установках, а все то, что выходит за рамки этого «кентавра» – например, нелиберальный патриотизм, социальная политика или собственно либеральная демократия (западного образца) – жестко отсекается.

Политика

В политике Сурков предельно упростил политический пейзаж России. Вначале (2000-2004) он создал широкий спектр политических партий, большинство их которых опекались Администрацией Президента и были полностью подконтрольными ей. Против тех, которые финансировались Березовским или ЦРУ, он ввел жесткие карательные меры (юридического и экономического характера), а также прямые репрессии. Партийная область была набита к 2004 году полным набором симулякров, двойников и пустышек, создававших видимость плюрализма и «широкого спектра выбора». При этом преференции отдавались только «Единой России», на которую была сделана основная ставка и которая была целиком и полностью управляемой Сурковым практически единолично. Все остальные партии, включая пропутинские и прокремлевские, были поставлены в неравные условия и искусственно тормозились и заваливались.

После 2004 года партийная система была еще раз упрощена: небольшие партии были упразднены, требования к ним ужесточены, барьер прохождения в Госдуму повышен. «Единая Россия» вытеснила всех остальных и большинство партий закрылись. Исключения были сделаны только для КПРФ и ЛДПР. Кроме того, Кремль создал левоцентристский симулякр в лице «Справедливой России», но у Суркова к этому проекту было явное отвращение, и он при случае всегда это демонстрировал. При этом политические проекты, управляемые из-за рубежа, по-прежнему жестко репрессировались. Поэтому в Думу не попали ни «Яблоко», ни правые. Жесткий запрет был поставлен и националистическим партиям, и успех «Родины», созданной тем же Сурковым (при участии Марата Гельмана) из покорных или полупокорных националистов, только напугал его, и он поспешил партию расформировать. С тех пор отовсюду исчез до этого популярный Сергей Глазьев, нарушивший ряд договоров с Администрацией и стремительно улетевший за это в никуда.

При этом «Единая Россия», занимая все большее политическое пространство как на федеральном уровне, так и в регионах, практически строилась как чисто номинальное образование: никакой идеологии у этой структуры не было, и она носила чисто технический, инструментальный характер. В нее вступали чиновники и те, кто хотел продвинуться по службе. По сути, была создана оболочка без всякого содержания. Партия была в целом «за Путина», но дальше этого никаких расшифровок не следовало. Этого для политической программы было явно не достаточно, да и сама программа была здесь излишней - ведь её наличие заставило бы ее выполнять или, как минимум, следовать за определенной и конкретной линией. А это было бы сдерживающим фактором для политических манипуляций. Как парламент эпохи Суркова – «не место для дискуссий», так партия (по меньшей мере, основная) – «не место для политики».

Любые попытки наделить «Единую Россию» каким бы то ни было идеологическим содержанием, в корне пресекались или превращались в заведомый балаган. Партия росла, а ее политическое содержание таяло.

На выборах декабря 2011 года этот процесс достиг своей кульминации: бессмысленность такого партийного проекта дошла до критической точки.

Создание и роспуск партии «Родина», а также проекта «Правое дело» (которое исчезло еще до выборов, в отличие от «Родины», которая была распущена уже после них) – типичные образцы работы Суркова в партийной сфере. Рутинные эпизоды среди тысяч других, вполне аналогичных.

В духе Суркова была построена и модель тандема, которая чрезвычайно негативно повлияла на политический климат в России в последние годы. Задача была снова чисто технологической: Медведев (с показательной опорой на ультралибералов из ИНСОРа – Гонтмахер, Юргенс и т. д.) становился на 4 года либеральным фасадом России, что было призвано утихомирить Запад и внутреннюю проамериканскую оппозицию, ожидавших второго медведевского срока и повторения сценария по модели Горбачев-Ельцин. Ожидание того, что новый реформатор вероятно сам (как до него Горбачев и Ельцин) развалит Россию, после того, как Путин «уйдет в небытие», заставляло США отложить наиболее жесткие антироссийские сценарии на несколько лет. Этого и требовалось.

Но на самом деле, в сентябре 2011 стало ясно, что Путин, сделав ранее вид, что подумывает «об уходе на покой», возвращается, и все начинается снова. Технологически расчет был верный и, кстати, схема сработала.

Основные направления в политике Суркова технически оправдались. Но постепенно накопились и теневые стороны. Все было чрезвычайно эффективно, но при этом совершенно бессмысленно.
  • 31 декабря 2009 года назначен руководителем рабочей группы «по разработке проекта создания территориально обособленного комплекса для развития исследований и разработок и коммерциализации их результатов». В июне 2010 года вошёл в состав Попечительского совета Фонда «Сколково».

  • С 2010 года — член попечительского совета Фонда «Сколково».

  • 27 декабря 2011 г. назначен Заместителем Председателя Правительства Российской Федерации.

  • 21 мая 2012 г. Указом Президента переназначен Заместителем Председателя Правительства Российской Федерации - Руководителем Аппарата Правительства Российской Федерации.

  • В июне 2012 г. назначен председателем правительственной комиссии по внедрению ИТ в деятельность госорганов и органов местного самоуправления

Отставка с поста заместителя председателя правительства

8 мая 2013 г. на сайте Кремля был опубликован указ президента об отставке Владислава Суркова от должности Заместителя председателя правительства РФ – Руководителя Аппарата Правительства по собственному желанию, вступающий в силу в день подписания.

Заявление об уходе Сурков написал на следующий день после совещания, посвященного ходу исполнения указов президента Владимира Путина, подписанных в день его вступления в должность главы государства 7 мая 2012 г.

В его ходе Сурков, как сопредседатель Комиссии по реализации положений указов, отчитался, что из 151 поручения, данного в развитие указов Путина на 2012-2013 гг., исполнение 50 не может быть признано удовлетворительным.

"Мы совместно с Администрацией делаем всё для того, чтобы вывести их в отдельное исполнение и сопроводить в том числе административными усилиями их окончательное выполнение", - заявил Сурков на совещании.

О том, покидает ли Владислав Сурков и пост председателя правкомиссии по внедрению ИТ в деятельность госорганов, в день его отставки с поста зампреда правительства известно не было.

Критика

В начале 2010 года американская конгрессмен Илеана Рос-Лейтинен назвала Суркова «одним из главных идеологов ограничения свободы слова в России, преследования российских журналистов и представителей оппозиционных политических партий».

Деятельность В. Ю. Суркова на посту заместителя руководителя Администрации Президента Российской Федерации неоднократно подвергалась критике со стороны российских правозащитников и оппозиционных политических деятелей, которые требовали отставки Суркова. По их мнению, Сурков является координатором незаконной деятельности по подтасовке результатов выборов, уничтожению политической конкуренции, организации кампаний против общественных организаций, а также по созданию «отрядов молодых штурмовиков» вроде движения «Наши». Борис Немцов призывал старшего директора по России Совета национальной безопасности США выйти из российско-американской комиссии по вопросам гражданского общества, сопредседателем которой от России является Сурков.

Михаил Прохоров, будучи смещённым в сентябре 2011 года с поста лидера партии «Правое дело», назвал Суркова «главным кукловодом политического процесса».

Вместе с тем, Сурков высказал одобрение в адрес участников протестных митингов в Москве 10 и 24 декабря 2011 против фальсификации результатов выборов в Госдуму РФ шестого созыва, назвав людей, вышедших на улицы, «лучшей частью нашего общества», от мнения которых нельзя высокомерно отмахиваться. По этому поводу поэт Дмитрий Быков написал басню «Сурок на митинге».

Творческая деятельность

Увлекается написанием симфонической музыки и рассказов. Любит играть на гитаре. Принял участие в создании альбомов «Полуострова» и «Полуострова 2» совместно с Вадимом Самойловым в качестве автора текстов. Имеет тесные связи среди деятелей русского рока. Большое внимание прессы привлекла его встреча с известными рок-музыкантами, организованная им и Борисом Гребенщиковым. На форуме также присутствовали участники групп БИ-2, Сплин, Чайф, Вячеслав Бутусов, Земфира, продюсеры Дмитрий Гройсман и Александр Пономарёв. По словам Гребенщикова, на встрече речь шла о перспективах независимого музыкального рынка в России. В «Новой газете» также высказывались предположения, что целью форума было заручиться лояльностью музыкантов в случае политической нестабильности, однако эту версию в интервью отвергали многие участники встречи.

Летом 2009 года в газете «Ведомости» появилось предположение, что Сурков является настоящим автором романа «Околоноля», опубликованного ранее в приложении к журналу «Русский пионер» (автором был заявлен некий Натан Дубовицкий). Сам Сурков вначале не подтверждал и не отрицал этой версии, однако написал рецензию на роман. В ноябре 2009 года писатель Виктор Ерофеев в интервью «Литературной газете» подтвердил авторство Суркова.

20 октября 2011 года А. П. Торшин, Первый заместитель Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, подтвердил авторство Суркова в Twitter, сообщив, что «книга местами автобиографична».

Личная жизнь

Первая жена — Юлия Вишневская (сестра жены Анатолия Чубайса), создательница музея кукол, и его сын с 2004 года проживают в Лондоне.

Вторая жена — Наталия Дубовицкая, домохозяйка. За 2010 год заработала 85,2 млн рублей.

Четверо детей (в том числе трое — от второго брака).

Награды и титулы

* Орден «За заслуги перед Отечеством» III степени (13 ноября 2003 года) — за большой вклад в укрепление российской государственности и многолетнюю добросовестную работу. * Благодарность Президента Российской Федерации (18 января 2010 года) — за активное участие в подготовке послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации. * Благодарность Президента Российской Федерации (12 июня 2004 года) — за активное участие в подготовке Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию на 2004 год. * Благодарность Президента Российской Федерации (8 июля 2003 года) — за активное участие в подготовке Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию на 2003 год. * Медаль Столыпина П. А. II степени (21 сентября 2011 года). * Почётная грамота Центральной избирательной комиссии Российской Федерации (2 апреля 2008 года) — за активное содействие и существенную помощь в организации и проведении выборов Президента Российской Федерации. * Действительный государственный советник Российской Федерации 1 класса.

Примечания