Системы управления бизнес-процессами: главные тенденции и ключевые игроки российского рынка. Рейтинг
 
2018/08/08 10:41:16

Business Process Management System - Управление бизнес-процессами (рынок России)


Статья входит в обзор BPM-системы в России 2018

Содержание

2018

Состояние российского рынка BPM

BPM - класс программного обеспечения для управления бизнес-процессами и административными регламентами. За последнее время российский рынок заметно активизировался в направлении BPM. Основная причина – практически все, что могло быть оптимизировано (консолидировано, сокращено) без применения BPM, уже выполнено и достигнутые эффекты успели девальвироваться.

BPM-системы позволяют работать над управлением эффективностью бизнес-процессов
«
И теперь BPM выступает одним из немногих инструментов, позволяющих реально работать над управлением эффективностью бизнес-процессов, - говорит Алексей Лапшин, генеральный директор компании «Аплана Бизнес решения» (Группа компаний Аплана).
»

Олег Еленин, генеральный директор компании «Бизнес-Консоль», добавляет, что рынок на подъеме благодаря запросу на цифровизацию, который становится все более массовым.

Согласна с ним и Ангелина Михина, руководитель направления BPM «Корус Консалтинг». По её мнению, в связи с трендами на цифровизацию и трансформацию бизнеса, заказчики все больше и больше задумываются над вопросами повышения прозрачности и управляемости бизнес-процессов, а также над удобными и технологичными ИТ-инструментами, которые способны действительно помогать в управлении.

«
Причем на мой взгляд, фокус наших заказчиков по-прежнему направлен на оптимизацию и автоматизацию, а не на описание, регламентацию и, добавлю сюда, позиционирование. Нельзя сказать, что это плохо, но факт – по этим направлениям в России сохраняется большой потенциал для роста, особенно среди бизнес-процессов, которые являются второстепенными в компаниях, - поясняет она.
»

О росте рынка говорит и Алексей Клочков, директор «Террасофт», регион Россия. По его словам, процессный подход к управлению компанией применяется пока только в 60% организаций в нашей стране. При этом, BPM-инструменты в продуктах «Террасофт» есть давно и являются их основой.

«
В 2017 году мы выпустили платформу управления бизнес-процессами как отдельный продукт — bpm’online studio, и за год мы видим большой интерес в России именно к нему. Поскольку компании стремятся оптимизировать свои процессы и лучше понимать клиентов, растет спрос на аналитические инструменты и функциональность BPM, - отмечает он.
»

Алексей Трефилов, директор компании ELMA, полагает, что российские компании созрели для BPM.

«
Рынок спроса сложился — в основном благодаря тому, что сложился рынок сервисов с высокой конкуренцией. При этом наблюдается парадоксальный разрыв между реальным опытом построения процессных офисов и наличием доступных знаний на рынке. Мы, как вендор, вынуждены брать на себя инициативу по развитию этого направления — проводим конференции и регулярные вебинары для российского бизнеса, занимаемся просветительской работой.


В 2018 году переход к процессному управлению ни у кого не вызывает вопросов. Лет 5 назад это еще была модная концепция, которая вызывала любопытство. Сейчас это объективная реальность, общепринятая история для большинства компаний, чья позиция на рынке зависит от сервисов, - говорит он.

»

По его оценке, рынок находится в фазе активного роста и насыщения. При этом, большую часть внедрений по-прежнему делают крупные интеграторы, однако вендоры с собственными командами консультантов их догоняют.

«
Что интересно: зарубежные BPM-решения плохо выглядят на российском рынке. За все попытки выйти на российский бизнес заграничные вендоры так и не смогли создать здесь конкурентную инфраструктуру. Это при том, что собственно российских BPMS не так много. Правда, стоит заметить, что российские вендоры опытны и сильны настолько, что сами уже активно осваивают запад.
»

Сергей Тихонов, коммерческий директор «Первой Формы», ссылаясь на обороты компании также заявляет о фазе активного роста.

«
Все больше и больше компаний переходят на новый уровень управления, достигают подконтрольности всех цепочек взаимодействий внутри компании, выходят на новый уровень и новое качество коммуникаций вовне. Общение с текущими клиентами и отработка запросов потенциальных клиентов становятся более прозрачными и прогнозируемыми. Компании выбирают программные решения с более низкой стоимостью владения, но с возможностью сохранять независимость от интеграторов, - отмечает он.
»

Однако далеко не все эксперты согласны с однозначной трактовкой роста рынка. Так Василий Анфиногентов, директор отделения автоматизации деловых процессов компании «Форс — Центр разработки» (ГК «Форс»), говорит о двойственном состоянии: с одной стороны - рынок полностью созрел для полномасштабных внедрений BPM-систем, действительно меняющих работу организации, с другой - предыдущие проекты автоматизации типовых и, как правило, обслуживающих основную деятельность процессов (документооборот, процессы юридической службы, HR) создали у многих потенциальных заказчиков ошибочное представление о том, что BPM - это управление лишь типовыми процессами, дающее определенный прирост эффективности, но отнюдь не "серебряная пуля".

«
Я бы сравнил это с отношением к компьютерам во многих организациях начала 90-х: компьютер - эта такая очень полезная и хорошая печатная машинка. Как мы знаем, это было не совсем справедливо, хотя доля истины в этом утверждении есть, - пояснил эксперт.
»

По мнению Алексея Могильника, директора по маркетингу Citeck, рынок ожидает своего всплеска, находясь сейчас в фазе накопления экспертизы и знаний.

«
Подавляющее большинство запросов сегодня формируется в рамках автоматизации документооборота и хранения документов, т.е. СЭД/ECM. Однако о бизнес-процессах речь заходит уже в процессе работы над внедрением, когда за работу берутся ИТ-специалисты и бизнес-аналитики. Во многом понимание BPM формируется именно у них. Им важно оценить легкость настройки процессов, не имея при этом специального навыка программирования. Сам же бизнес изначально нацелен на вышеупомянутые первичные задачи: организовать первичку и контрактный документооборот. Поэтому BPM находится в нишевой зоне, - полагает представитель Citeck.
»

Выручка участников рынка

Среди отечественных компаний, раскрывших TAdviser свою выручку от BPM-проектов, наиболее высокие показатели по итогам 2017 года зафиксированы у группы компаний «Аплана» - почти 668 млн рублей. У нее же отмечена самая высокая положительная динамика выручки - 108,7%. В первую тройку также вошла ГК «Ланит» – 557 млн руб., и «Первая форма» - 130 млн руб.

«Аплана» не уточняет детализацию выручки. «Ланит» указал, что основная часть доходов от BPM-проектов связана с услугами внедрения и поддержки. Что касается «Первой формы», то чуть больше трети BPM-выручки связано с продажей лицензий и почти 2/3 – с услугами.

Выручка участников российского рынка BPM в 2016-2017 гг.

Компания Выручка от BPM-проектов в 2017 году, млн руб. с НДС в т.ч. от продаж лицензий в т.ч. от услуг по внедрению и поддержке Выручка от BPM-проектов в 2016 году, млн руб. с НДС в т.ч. от продаж лицензий в т.ч. от услуг по внедрению и поддержке Динамика выручки 2017/2016, %
1667,9--320--+108,7
25572753038210372+45,8
31304783803149+62,5
4119102171129715+6,3
5861373531439+62,3
678--54--+44,4
* - выручка от BPM-проектов в том числе включает показатели «ЛАНИТ – Би Пи Эм» и «НОРБИТ» TAdviser 2018


Ключевые клиенты российских ИТ-компаний по BPM-проектам в 2016-2017 гг.

Компания Ключевые клиенты по BPM-проектам
ГК АпланаАльфа-Банк, Сбербанк РФ, Почта России, Сибур, Газпромнефть, Норильский Никель
ГК Ланит*Сбербанк, Альфа-Банк, Ward Howell, «Ниармедик», Karcher, «Паллет Трейд», Odgers Berndtson, «Переведем.ру», «Цвет диванов», Instamart, «АВС-электро»
Первая форма«Спортмастер», ВЦИОМ, Городской супермаркет «Азбука Вкуса», «Пума-Рус», ЦКС СОАО ВСК, Аналитический Центр при Правительстве РФ, «ВкусВилл», «Иокогава Электрик СНГ», «Валента Фарм», «СколТех», «Регион Медиа», «Инвитро»
ГК Форс«Спортмастер», ВЭБ, МГФОМС
CiteckUnilever, GE
Elma Капитал Банк (Азербайджан), Запсибкомбанк, Самарский трансформатор, Протон-Электротекс, Инжиниринговая компания «АСЭ», ВНИИКР, Росгосстрах Жизнь, Нейва Банк, VestaBank, Teledoc.
* - клиенты по BPM-проектам, в том числе компаний «ЛАНИТ – Би Пи Эм» и «НОРБИТ» TAdviser 2018


Статистика рынка BPM на основе базы проектов TAdviser представлена в отдельной статье.

Факторы сдерживания рынка

Главная и чаще всего упоминаемая причина, сдерживающая развитие рынка BPM в России – это неготовность заказчиков. Руководство компаний бывает не способно к постоянной напряженной работе по оптимизации процессов своей организации, поскольку это не разовое действие.

«
Максимальный результат же такие проекты приносят только тогда, когда они становятся частью корпоративной культуры, - поясняет Василий Анфиногентов, директор отделения автоматизации деловых процессов компании «Форс — Центр разработки».
»

Алексей Могильник, директор по маркетингу Citeck, добавляет, что при описании многие стараются изобрести что-то свое вместо того, чтобы использовать готовую методологию. В итоге подход к автоматизации процессов получается не системный.

«
Это проблема целостная для большинства предприятий. Она лежит в плоскости системы управления эффективностью бизнеса. Офлайн-модели управления всегда были востребованы именно потому, что системно управлять делами умеют далеко не многие. В большинстве случаев компании довольствуются локальными задачами – управление конкретным перечнем документов, например, для бухгалтерии или хранением данных. Операционную эффективность корпоративного масштаба от этого получить почти невозможно, поэтому важно уметь заниматься оптимизацией интегративно и прозрачно, чтобы административные барьеры были минимизированы, - говорит эксперт.
»

Сергей Тихонов, коммерческий директор компании «Первая Форма», также ссылается на неготовность руководства отдельных компаний к изменениям, старую формацию руководящего состава, боязнь нововведений и человеческий фактор.

Ангелина Михина, руководитель направления BPM «Корус Консалтинг», добавляет к этому списку сложность и запутанность существующих бизнес-процессов, особенно в крупном бизнесе.

По мнению Алексея Клочкова, директора «Террасофт», регион Россия, руководители только начинают ценить возможности, которые дают ВРМ-системы.

«
Сферы применения ВРМ значительно шире, чем принято считать, и мы стараемся об этом рассказывать на примерах реальных кейсов в рамках Глобального тура, Сезонов BPM и CRM и других мероприятий «Террасофт», - рассказывает он.
»

Олег Еленин, генеральный директор компании «Бизнес-Консоль», считает, что бизнес в России по-прежнему остается «диким» по сравнению с западным в том смысле, что большие возможности здесь соседствуют с большими потерями.

«
BPM – это достаточно тонкая, вдумчивая, системная настройка бизнеса. Никто не будет этим заниматься, если можно просто порезать косты – сократить явно избыточный персонал или выкрутить руки поставщикам, - заключает эксперт.
»

Отдельно стоит выделить неполное понимание, что такое BPM. Во многих индустриях тема BPM еще недостаточно проработана и понятна, говорит Алексей Лапшин, генеральный директор компании «Аплана Бизнес решения». Как правило, консультанты, эксперты и бизнес понимают эту аббревиатуру по-своему, добавляет Ангелина Михина. К тому же, по её словам, имеется сложность в оценке качественных показателей и непонимание целесообразности применения, так как принцип «не трогайте, и так работает» имеет место быть.

При этом, по мнению Василия Анфиногентова, частично в сдерживании развития российского BPM-рынка виноваты и вендоры, рассматривающие BPM достаточно узко - как средство автоматизации типичных процессов в рамках стандартизованной деятельности.

Еще одним сдерживающим фактором служит слабость законодательной базы, несмотря на то, что за последние годы сделано многое, например, принят закон об электронной подписи, облегчивший внедрение электронного документооборота.

Алексей Трефилов из компании ELMA, никаких особенных сдерживающих факторов не находит. Он замечает, что процессы развития рынка BPM находятся в прямой зависимости от развития ИТ-рынка России в целом, а на его рост влияет много факторов — от курса доллара и экономической ситуации в стране, до уровня зрелости корпоративных заказчиков.

«
В последнем можно найти ряд особенностей. Например, конкретно на выбор BPM-решения всегда влияет зрелость корпоративной культуры, готовность топ-менеджмента изменять внутреннюю инфраструктуру. До сих пор некоторых отраслях экономики встречаются компании с кристаллизовавшимися структурами подчинения, а процессный подход предполагает серьезные изменения в управлении, реформирование структуры власти. Но даже это создает лишь определенные нюансы в проектах внедрения, но не влияет на развитие рынка в целом, - считает он.
»

Тренды российского рынка BPM

Слияние рынков BPM и СЭД/ECM

Ряд экспертов отмечают, что BPM, как отдельный рынок, перестал существовать. BPM становится неотъемлемой частью прикладных платформ – таких, как СЭД/ECM, CRM и ERP. При этом реальных проектов, связанных с автоматизацией процессов на базе движков прикладных систем, становится все больше и больше.

«Так, например, при внедрении системы Docsvision автоматизация процессов на базе движка BPM нашей платформы реализуется практически в каждом проекте. Внедрение чистых классических СЭД, в которых бы не использовалась BPM-система - это дело уже минувшего прошлого, - рассказывает Владимир Андреев, президент компании «ДоксВижн».

Изменение состава заказчиков BPM

Пионерами внедрения BPM в свое время выступали финансовые организации. Они же долго сохраняли свое положение основных потребителей. Сейчас же состав заказчиков BPM заметно изменился.

Как отмечает Алексей Лапшин, генеральный директор компании «Аплана Бизнес решения» (ГК «Аплана»), в направлении процессной автоматизации двинулись предприятия реального сектора экономики.

«
В 2017 и 2018 году стартовали наши проекты BPM с такими заказчиками, как Сибур, Газпромнефть, «Норильский Никель», Роснефть и др. BPMs начинают распространяться на ранее считавшиеся абсолютно «непроцессными» направления. Например, CRM. Эту систему многие раньше рассматривали как исключительно учетную. Но в BPM-реализации CRM способна стать гораздо более интересным и эффективным инструментом взаимодействия с клиентами, сотрудниками разных подразделений и т.д., - говорит Лапшин.
»

Переосмысление потребностей

Еще один тренд связан с переосмыслением потребностей рынка потребителями. Сейчас все больше BPM ассоциируют с возможностью быстрой автоматизации процессов самими менеджерами, а не специалистами процессов. И BPM начинает восприниматься не столько как инфраструктура процессного управления и реинжениринга, сколько как средство упрощенной быстрой автоматизации, Low-code платформа, позволяющая быстро проектировать Agile решения и постепенно модифицировать функциональность этих процессов.

«
Это связано с необходимостью реагировать на высокие скорости изменения бизнеса. Но это накладывает существенные требования на сами инструменты – в плане упрощения интерфейса (и не только использования, но и настройки), поставки готовых типовых шаблонов, например, для согласования договоров и пр., - рассказывает Владимир Андреев, президент «ДоксВижн».
»

Влияние цифровизации

На рост популярности BPM-систем влияют глобальные требования цифровизации.

«
Компании, которым недостаточно возможностей CRM и нужно больше, чем коробочные решения, внедряют BPM. Продолжается переход от модели «фиксации взаимоотношений с потребителем» к включению клиента в единый сквозной бизнес-процесс. С помощью ВРМ-технологий компании автоматизируют центры обслуживания, работу HR, документооборот и другие функции, - отмечает Алексей Клочков, директор «Террасофт», регион Россия.
»

По мнению Олега Еленина, генерального директора компании «Бизнес-Консоль», цифровизация является основным драйвером рынка в 2017-2018. Компании начинают с цифрового маркетинга и цифровых продуктов, но быстро приходит понимание, что если за цифровым фасадом будет аналоговый офис с людьми, пересылающим друг другу бумажки, то ожидаемого результата это не даст.

«
А цифровые бизнес-процессы – безбумажные, с минимальным участием людей – это и есть та идея, которую BPM предложил 15 лет назад. Сейчас наконец-то она становится востребована, - считает он.
»

Алексей Трефилов, директор компании ELMA, говорит о постепенном снижении интереса к маркетинговой картинке под названием «цифровая трансформация». Теперь, по его словам, за этим рекламным слоганом бизнес желает видеть решение конкретных прикладных задач — снижение стоимости процессов, оптимизация ресурсного управления, постоянное улучшение и оздоровление процессов, создание конкурентных сервисов, внедрение понятных показателей эффективности бизнеса и так далее. BPMS рассматриваются здесь как универсальные платформы для автоматизации сквозных процессов.

«
Сами компании-пользователи пришли к пониманию важности сквозных бизнес-процессов, поэтому стремятся объединять разные контуры деятельности с помощью BPMS. В тендерах на выбор ECM-, CRM- или ИСУП-решений все чаще стали принимать участие BPM-вендоры, как разработчики универсальных платформ цифровой трансформации, - рассказывает эксперт.
»

Сокращение рутинных и ручных операций

Если говорить про программные BPM-инструменты, то помимо роста избирательности пользователей к интерфейсам, в которых предстоит работать, трендом можно назвать интерес к переходу от автоматизированных средств к автоматическим и еще большее сокращение рутинных и ручных операций.

«
Из основных тенденций стоит отметить интерес к применению алгоритмов машинного обучения, которое потенциально может оказывать ощутимую поддержку в целом при оптимизации бизнес-процессов, а также при их исполнении, в частности. Также стоит отметить интерес к роботизации бизнес-процессов, что потенциально может стать важной частью BPM, по крайней мере в части автоматизации, - полагает Ангелина Михина, руководитель направления BPM «Корус Консалтинг».
»

Константин Лопарев, руководитель направления компании «Ланит – Би Пи Эм» (группа компаний «Ланит»), также замечает особый интерес к RPA-технологии (Robotic Process Automation, Роботизированная автоматизация процессов) со стороны финансовых учреждений и объединенных центров обслуживания, чьи процессы изобилуют типовыми операциями.

Импортозамещение и open source

В связи с политикой импортозамещения, компании России все чаще предпочитают отечественные решения, что стимулирует российских разработчиков создавать ИТ-системы высокого класса.

Кроме того, по словам Алексея Клочкова, директора «Террасофт», регион Россия, есть спрос на продукты, разработанные на базе открытого ПО: «следуя этому тренду, в 2018 года мы обеспечим поддержку PostgreSQL в продуктах bpm’online».

Константин Лопарев, руководитель направления компании «Ланит – Би Пи Эм», также замечает, что в 2017-2018 годах вырос спрос на отечественные BPM-решения в среднем сегменте бизнеса, а также на решения Open Source - у крупных заказчиков.

«
В связи с этим мы разработали собственную платформу на базе Open Source, - добавил он.
»

Алексей Могильник, директор по маркетингу Citeck, замечает, что большой интерес к Open Source проявляют банки.

«
Спрос на BPM со стороны финансового сектора всегда был наиболее активный и для банков сегодня важно автоматизировать бизнес-процессы на свободном ПО, - поясняет он.
»

Другие тренды

Василий Анфиногентов, директор отделения автоматизации деловых процессов компании «Форс — Центр разработки» (ГК «Форс»), отмечает, что BPM-системы становятся более мобильными, менее привязанными к базовой платформе и теснее взаимодействующими с персональными гаджетами.

«
Все чаще требуется обеспечение интеграции с социальными сетями и другими внешними ресурсами, - говорит он.
»

По словам Сергея Тихонова, коммерческого директора компании «Первая Форма», основные тенденции остаются прежними это – мобилизация, сокращение ручного труда и моноплатформенность.

«
Но есть и новые тенденции – в рамках текущей ситуации, связанной с блокировками различных интернет-ресурсов, все больше компаний осознают опасность работы «в облаке» и переходят на программные продукты, установленные на собственных серверах, - добавляет он.
»

Алексей Могильник, директор по маркетингу Citeck, в числе трендов упоминает гибкость платформы – готовность расширяться и настраиваться под запросы бизнеса в рамках работы с данными, документами, контентом, процессами, умением строить отчеты с аналитикой и широкими возможностями интеграции: от ERP до систем госзакупок.

2015: «Российский рынок ВРМ 2015-2016». Исследование компании «Логика BPM» и TAdviser



2014

Российский рынок BPM-систем составляет примерно 0,2% от объема мирового рынка, составляющего в 2014 году более $2,5 млрд и демонстрирующего рост около 10% в год.

В первую очередь, это связано с тем, что большинство российских компаний находятся на стадии первичной автоматизации ключевых процессов на базе ERP-систем и создания базовой инфраструктуры. Да и степень административной зрелости в них ещё не доросла до необходимости внедрения процессных методов управления.

Второе препятствие – BPM-системы в основном заточены на крупные компании с уже устоявшимися процессами управления, где уделяют много внимания моделированию бизнеса и анализу KPI, а не workflow-автоматизации. Они включают в себя усложненные процессы моделирования, практически не востребованные российскими компаниями. Ориентирование на крупных мировых лидеров диктует и более высокие цены, нежели те, которые в состоянии себе позволить российский бизнес.

Еще одна проблема – нет поддержки задач ситуативного управления. Например, моделирования простых процессов «на лету», создания персональных шаблонов бизнес-процессов, интеграции групповой работы и неструктурированных процессов в функции BPMS. Очевидно, что для таких задач нужен единый интегрированный инструмент. Эти потребности может закрыть новый класс ПО –Adaptive Case Management System.

2012

Что характерно для российского рынка сегодня

В 2012 году время российский рынок находится в состоянии «догоняющего» по отношению к западному: мало кто использует процессное управление в своем бизнесе. Беседуя с участниками семинаров, проводимых нашей компанией, мы выяснили, что примерно 50% из них находятся только на втором этапе развития бизнес-процессов в их компании (т.е. бизнес-процессы описываются не на бумаге, а через средства визуального проектирования, позволяющие организовать некоторый визуальный каталог).

Напомню, что все бизнес-процессы можно поделить на две группы: процессы документооборота, связанные с документом, и функциональные процессы, основной фокус которых смещен с документа на взаимодействие людей. Обычно среди участников семинара примерно 50% имеет опыт работы с процессами документооборота. При этом таких компаний гораздо больше, чем тех, которые осознанно управляют операционными процессами. Это неудивительно, так как процессы документооборота более понятны и доступны, а инструменты для их автоматизации появились давно и активно развиваются в настоящее время. С операционными процессами ситуация сложнее: ничтожно мал (не более 10%) показатель тех компаний, которые понимают саму возможность автоматизации этих процессов не с помощью систем учета, а именно как процессов взаимодействия людей. В основном это компании, работающие на наиболее конкурентных рынках и использующие системы, которые позволяют программировать в них бизнес-процессы. И только 5% компаний применяют в своей работе BPMS-системы, позволяющие описывать процессы в пользовательском режиме.

Передовиками в применении процессного управления являются лидеры по использованию информационных технологий: компании банковского сектора и сектора телекоммуникаций. Эти компании для автоматизации своей деятельности редко используют системы на платформе 1С. При этом в силу широких финансовых возможностей они могут выбрать наиболее приемлемый для себя продукт класса BPMS, не оглядываясь ни на стоимость самого продукта, ни на стоимость его интеграции со своей системой.

Однако, как известно, для среднего бизнеса в России является стандартом, и ни для кого не секрет, что большая часть российских компаний использует программные продукты 1С в качестве основной системы учета.

Ранее эти компании не могли работать с BPMS-системами в силу того, что западные решения были для них слишком дороги, а интеграция этих решений с учетной системой на платформе 1С требовала серьезных вложений. Сейчас ситуация более оптимистична: появляются новые программные продукты, и первые компании-новаторы уже успели испытать на себе все выгоды использования систем этого класса. Остальная часть компаний скептически смотрит на такие новшества, равно как десять лет назад многие с недоверием воспринимали использование информационных систем как таковых в масштабах шире, чем ведение бухгалтерского учета.

По прогнозам экспертов в ближайшие 2-3 года интерес к BPMS-системам существенно вырастет. Если вы хотите быть впереди конкурентов, задумайтесь об этих инструментах уже сейчас.

Конференция CNews по теме BPM. Видео

Окажется ли полезной нашей стране мировая практика или мы пойдём своим путём, что ждет российский рынок BPM в ближайшие годы? Приживутся ли облака и мобильность на рынке управления бизнес-процессами? Эти и многие другие вопросы рассмотрели участники конференции «BPM 2012: новые пути развития».

</embed>

2011: Исследование IDC

В октябре 2011 года IDC представила результаты специального исследования по теме процессного управления.

С чего все начиналось

Для того чтобы сформировать более полное представление о современных системах управления бизнес-процессами, проследим историю их создания.

Первым этапом в эволюции процессного управления можно считать использование блок-схем, нарисованных на бумаге. Подобным образом предпринимались попытки описать бизнес-процессы, протекающие в компании. Казалось бы, что может быть проще и доступнее? Однако у этого способа был один, но существенный недостаток: невозможно было измерить стоимостные, временные и другие показатели процесса. Кроме того, не было никаких гарантий, что процесс исполнялся именно так, как он был описан в блок-схемах.

Следующим этапом развития стало появление простых графических редакторов, а вслед за ними и специализированных инструментов, которые позволили сделать традиционные блок-схемы более удобными для понимания. Блок-схемы стали описывать в специальных нотациях, что позволило людям, занимающимся моделированием бизнес-процессов, общаться на одном языке. Разработчики редакторов также выпускали специальные программные модули, которые позволяли получать из учетных систем верхнеуровневые показатели, являющиеся результатами описанных блок-схемами процессов. В основном это были данные финансового характера. Получить операционные показатели процессов на тот момент не представлялось возможным.

Логично, что следующим серьезным шагом в эволюции процессного управления стало появление систем, в которых можно было работать с операционными показателями. Такие системы подразумевали исполнение процессов непосредственно в программе, что позволило анализировать временные, количественные и стоимостные показатели процессов в различных разрезах. Единственный серьезный недостаток этих программ состоял в том, что моделировать в них бизнес-процессы было довольно сложно: изменения нужно было вносить в саму программу, то есть заниматься программированием.

Настоящим прорывом в развитии процессного управления можно считать появление современных специализированных систем или BPMS (Business Process Management Suite), позволяющих автоматизировать бизнес-процессы путем их проектирования в режиме пользователя, а также проводить анализ операционных показателей спроектированных процессов. Такие инструменты процессного управления позволяют стереть границы между бизнесом и IT и предлагают пользователям удобное средство внедрения процессов через их визуальное описание и настройку.

Читайте также